ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Амнистия: парадокс Черномырдина

Россия движется к рыночной экономике, улучшая предпринимательскую среду. Для этих целей и была задумана экономическая амнистия. Но идея, выдвинутая Борисом Титовым, охарактеризованная поначалу президентом как «сырая», вдруг стала приобретать новые формы. Каким будет конечный результат и не получится ли «как всегда», пишет федеральное интернет-издание «Капитал страны».

С трибуны Петербургского международного экономического форума президент Владимир Путин поручил Госдуме рассмотреть проект амнистии осужденных по экономическим статьям до окончания весенней сессии. Однако бизнес-сообщество встречает объявление об амнистии с ощущением обманутых ожиданий и полумер, на которые президент пошел, учитывая настроения в обществе.

В доказательство его промежуточной позиции между требующим амнистии окружением в аппарате президента и правительстве и интересами обычных граждан приводятся опросы, по которым 36% россиян настроены против освобождения бизнесменов. В общественном сознании они преступники, разграбившие недра, госбюджет и предприятия, но развивать предпринимательство в России – это единственный выход к диверсификации стагнирующей экономики и выводу ее на полноценные рыночные рельсы. Президент понимает это, в отличие от противников идеи – силовиков и левого электората.

На отрицательном образе бизнесменов спекулируют политические партии. В частности, вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев заявил о намерении либерал-демократов продвигать свои поправки. К примеру, исключить из списка амнистируемых статей наиболее распространенную среди предпринимателей статью 159 УК («Мошенничество»), по которой ежегодно осуждают 10 тысяч бизнесменов – немногим меньше, чем предполагалось подвести под акт гуманизма властей изначально. Естественно, без нее амнистия теряет всякий смысл, но политический капитал для ЛДПР дороже. Другое дело КПРФ, члены и приверженцы которой в силу левой идеологической предопределенности не понимают смысл амнистии. Коммунисты видят в предлагаемом проекте возможность откупиться, возместив ущерб.

Первоначальный проект амнистии писали в аппарате бизнес-омбудсмена Бориса Титова. В июне 2012 года Владимир Путин назначил председателя общероссийской общественной организации «Деловая Россия» на должность уполномоченного при президенте по правам предпринимателей. В течение года омбудсмен искал по-настоящему важный и большой проект, как он сам выразился «пристреливался». В ходе поисков вместе с Агентством стратегических инициатив он разрабатывал дорожную карту «Красная кнопка», которая должна была стать сигнальным механизмом для предпринимателей, встретивших непонимание и сопротивление со стороны правоохранительных органов. Позднее, нащупав резонансное дело, с полномочным представителем правительства в высших судебных инстанциях Михаилом Барщевским Титов выступил за экономическую амнистию по 52 статьям. На протяжении 60 лет с «холодного лета» 1953 года ничего подобного в стране не было, а предприниматели уже давно ждали сигнала об изменении политических предпочтений.

На встрече с бизнес-кругами 23 мая текущего года Владимир Путин раскритиковал проект амнистии, назвав его «сырым». Надежда, что 13 тысяч бизнесменов выйдут на свободу и не будут ходить по судам ко Дню предпринимателя 26 июня или к 20-летию принятия Конституции РФ, растаяла, власть поначалу не смягчилась. По признанию Бориса Титова, несмотря на месяц упорной работы над текстом законопроекта, он не ожидал скорого объявления амнистии. Но 21 июня на Петербургском экономическом форуме Путин решил закрыть вопрос: предпринимателей амнистируют не осенью, но уже летом. В доведенном до кондиции проекте юристы сохранили ровно половину статей – вместо 52 сошлись на 27. Наиболее проблемная статья 159 УК не была исключена из проекта; ее дополнили понятием «предпринимательская деятельность» и добавили шесть новых составов, которые не предполагают ограничения свободы, чтобы не отпустить на волю махинаторов, жуликов, казнокрадов и строителей финансовых пирамид. В итоге все равно, признается Титов, из-за большого количества нюансов некоторые невинно осужденные будут сидеть, а некоторые преступники будут освобождены.

Вместе с тем под амнистию теперь попадут только те, кто проходит по отдельным пунктам статьи о мошенничестве: 159.1. «Мошенничество в сфере кредитования» и 159.4. «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности». Но так как эти составы были введены лишь в этом году, большинству предпринимателей, сидящих по общей статье «Мошенничество», придется писать прошение о переквалификации уголовных дел с одного пункта статьи на другой. То есть амнистия окажется делом рук самих предпринимателей, власть же оставляет лазейку. В этом моменте на помощь должна прийти команда Титова – омбудсмен донесет информацию о порядке переквалификации уголовных дел до Минюста, Верховных судов и следственных органов. Кроме этого предложит сидельцам экспертизу судебных дел и консультацию.

По словам экс-министра финансов Алексея Кудрина, «законопроект отклонился от декларированной цели». С остальными 26 статьями Уголовного кодекса, которые так или иначе связаны с предпринимательской деятельностью, таких проблем не возникло. Однако возмещение ущерба, возвращение имущества и убытков потерпевшим как обязательное условие для амнистируемых бизнесменов стало неприятным осадком от, казалось бы, хорошей новости. Титов настаивает, что амнистия касается уголовного преследования и наказания, от экономических последствий правонарушений никто не освобождается. В правоохранительных органах такая логика не находит понимания – оказавшись на свободе, бизнесмены откажутся возмещать ущерб, уверены силовики.

На текущий момент Борис Титов со своей командой почти справился с лоббистскими задачами, пойдя на несколько неутешительных компромиссов. Он получил не только подпись президента на законопроекте, который сначала исходил от него, но и придал большую нагрузку на институт бизнес-омбудсмена в России. Теперь выстроенный им аппарат, по его словам, будет отслеживать реализацию амнистии, не позволяя замылить ее или дискредитировать саму идею.

Всего из мест заключения могут выйти 6 тысяч предпринимателей, осужденных впервые, а еще 100 тысяч человек смогут закрыть свои только что открытые или продолжающиеся уголовные дела. Уменьшающийся порядок цифр, прежде всего, связан с большим количеством ограничений, которые наложили юристы президента. Так, например, половина сидящих по статье «Мошенничество» во второй и третий раз отбывает срок. Поэтому амнистия коснется половины.

Согласно заявлению омбудсмена, амнистия переворачивает страницу 90-х годов. Но она также должна послужить улучшению делового климата. Титов собирается и дальше путем преобразования законодательства разбираться с административными барьерами и судебной системой, из-за которых, в частности, бизнесмены часто не идут в суд, а предпочитают обращаться в правоохранительные органы, чтобы решить вопрос с конкурентом. По словам бизнес-омбудсмена, до 80% уголовных дел в своей основе имеют конфликт между предпринимателями. И если подвижки в законодательстве все же есть, а амнистия, вероятно, будет принята Госдумой, то со стереотипами о предпринимателях в обществе и правоохранительных структурах Титову еще предстоит поработать.

ТПП-Информ

Поделиться в соц. сетях

Оставить Ответ


Switch to mobile version