ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Экономика: уязвимость отраслей-лидеров

Тот факт, что монокультурность в экономике становится источником больших проблем, недавно подтвердили исследователи из Массачусетского технологического института. Дарон Аджемоглу и его коллеги попытались выяснить, почему одни экономики лопаются из-за небольшого шока, а другие стойко держат удары мирового кризиса. Оказалось, что все дело в структуре производственных цепочек: если в экономике есть одна отрасль-лидер, она во время шторма утянет все остальные на дно. Об этом пишет агентство «Финмаркет».

Некоторые экономики легко разваливаются из-за небольшого внутреннего производственного шока, а другие стойко выдерживают обвалы мировой системы. Экономисты выяснили, что причина этого кроется в структуре производственных цепочек. Чем она более асимметрична, тем больше экономика склонна к кризисам.

Это потенциальная угроза для стран, чья экономика завязана на одном секторе. Для России это добывающий сектор и нефтянка, а для других стран может быть финансовый сектор, IT или, например, недвижимость. Итог будет одним и тем же: обрушение ключевого сектора экономики приведет к эффекту домино и системному кризису.

Известный турецко-американский экономист Дарон Аджемоглу из Массачусетского технологического института и его коллеги изучили причины и механизмы крупных кризисов вроде Великой рецессии 2008–2009 годов и Великой депрессии.

Есть два популярных объяснения, почему случаются кризисы.

Согласно первому, спад в экономической активности является результатом внешнего шока, от которого страдают потребители, рабочие и бизнес. Например, в теории бизнес-циклов такими шоками становятся новые технологии или разница в эффективности экономик. В последнее время в моду вошли также теории монетарного шока и шока роста и падения цен на какие-либо активы.

Второе объяснение чуть менее популярно: большие шоки являются следствием множества мелких шоков из-за неэффективной работы рынков капитала, труда и продуктового рынка. К таким мелким, но разрушительным шокам можно отнести взаимосвязь между ростом цен на активы и кредитованием, а также дисбалансы на рынке труда.

Аджемоглу предлагает еще один вариант: серьезное сокращение экономической активности становится результатом микроэкономических шоков в различных фирмах и секторах через производственные связи внутри экономики. Наличие связей между входящими компонентами и выпуском может полностью изменить структуру совокупного выпуска и привести к кризису.

Чтобы доказать эти взаимосвязи, экономисты изучили два вида экономических моделей.

Сбалансированная экономика – все сектора вносят одинаковую долю в экономику, вклад каждого в конечный продукт одинаков. В такой экономике вероятность кризиса небольшая, чем больше секторов, тем она меньше. Даже если одна фирма испытает шок, это не вызовет крупного спада. К кризисам могут привести лишь внешние шоки.

Но есть и другой вид экономики – несбалансированная экономика, в которой сама структура работает против ее устойчивости. В таких экономиках колебания и шоки на микроуровнях приводят к крупным спадам. Динамика ВВП в таких экономиках является достаточно волатильной.

При этом все зависит именно от структуры экономики какой-либо страны. У двух стран может быть одинаковый уровень волатильности ВВП и несбалансированные экономики, но одна будет страдать от спадов, а вторая окажется достаточно стабильной. Чем более производственные цепочки нестандартны, тем больше вероятность того, что страна окажется в рецессии из-за микрошока.

Причина экономических спадов – дисбалансы в производственных цепочках, а глубина спада определяется асимметрией производственных цепочек. Взаимодействие различных секторов экономики может стать основной для распространения крупных кризисов. Экономисты измерили волатильность экономики, то есть стандартное отклонение динамики ВВП.

Волатильность зависит от структуры экономики: чем более независимы компании, тем ниже волатильность. У двух экономик может быть одинаковая волатильность, но одна может испытывать редкие, но глубокие спады, а вторая – частые, но небольшие.

Например, в экономике есть сектор, который является ключевым поставщиком для других секторов. Пока ситуация в этом секторе стабильная и он растет плавно и постепенно, вероятность спада небольшая. Если в секторе случится шок, это приведет к значительным потерям для других секторов и экономики в целом.

Это ключевое отличие от сбалансированных экономик, где каждый сектор имеет свою определенную долю, но не доминирующее положение в структуре производственных цепочек.

Однако в спокойных экономиках, но с искаженной структурой производственных цепочек шок возможен, причем он может быть очень глубоким. Именно этот фактор нужно анализировать при оценке уязвимости страны от внешних шоков.

Если в экономике производственные цепочки отсутствуют, то ее может вывести из строя крупный внешний шок. Экономика, тесно связанная производственными цепочками, может легко обрушиться. В ней возможен эффект домино: одна отрасль обвалит другую и так далее. В такой экономике микрошок может привести к крупному кризису.

Рост асимметрии в экономике приводит к значительному росту рисков, ведь искаженные производственные цепочки легко разрушить.

ТПП-Информ

Поделиться в соц. сетях

Оставить Ответ


Switch to mobile version