ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Эксперт: ЕС повременит расширяться

В начале недели Евросоюз принял в свои ряды Хорватию. Что даст стране членство в содружестве европейских государств, поможет это решить существующие проблемы или добавит новые?

На эти и другие вопросы отвечает старший научный сотрудник Института исследований развивающихся рынков (IEMS) Московской школы управления Сколково Кристофер Хартвелл.

– Сейчас Евросоюз испытывает серьезные экономические и финансовые трудности. С присоединением Хорватии у ЕС их станет еще больше. Какие из них потребуют первоочередного решения? И смогут ли сейчас страны объединенной Европы помочь своему новому члену?

– На самом деле у Евросоюза нет крупных экономических проблем. Определенно находится в опасности еврозона, и очень важно делать различие между этими двумя понятиями. Но не будем сбрасывать со счетов тот факт, что при этом некоторые страны еврозоны чувствуют себя достаточно хорошо. К примеру, Эстония показывает быстрый рост. Польша является единственной страной в Европе, которая поддерживает темпы развития в течение пяти лет. Правда, она – член Евросоюза, но не входит в еврозону.

Поэтому не совсем правильно утверждать, что у Евросоюза есть крупные экономические проблемы. Посмотрите на Францию и Германию, основу Европы. Германия легко оправилась от кризиса и успешно провела ряд экономических реформ. А Франция избрала президентом социалиста и пытается увеличить налоги. Германия снова становится локомотивом роста в Европе, а Франция превращается в «европейского больного».

Не думаю, что общее положение дел в Евросоюзе как-то изменится с присоединением Хорватии. Это небольшая страна, расположенная на периферии, и она едва ли сможет повлиять на Евросоюз. Маловероятно, что Хорватия в скором времени окажется в Еврозоне, да и сама она совсем не обязательно желает этого.

Проблема, с которой борется Евросоюз, стара как мир. Это проблема создания фискального союза вместе с валютным, а также идея создания политической структуры в Евросоюзе. Пока же проблемы с евро показали, что Евросоюз стремится к полной интеграции, поскольку двойное членство ЕС/Еврозона не работает. В будущем Хорватия может присоединиться к валютному союзу или, что более вероятно, войдет в число государств второго плана, которые сохраняют собственную валюту. Словом, время покажет.

– Что дает самой Хорватии присоединение к ЕС? Что жители страны хотят получить от Евросоюза и что готовы предложить своим соседям по Европе?

– Хорватия получает все преимущества свободной торговли со странами ЕС, хотя и без некоторых преимуществ Шенгенской зоны (безвизовое, свободное перемещение людей). Крупнейшим преимуществом будет, как отметил в феврале еврокомиссар по региональной политике Йоханнес Хан, тот факт, что «региональные фонды ЕС будут обеспечивать до 70% общественных инвестиций в Хорватии». Поступление денег из Брюсселя в Загреб по-настоящему будет стимулировать внутренние инвестиции, хотя, как всегда в ЕС, остается увидеть, будет ли это чистый выигрыш, когда придут инвестиции, которых невозможно было бы получить другим путем, или чистая потеря, когда деньги можно было бы использовать в другом месте с большей пользой.

Но если посмотреть, что Хорватия может предложить Европе, то пока на этот вопрос трудно ответить. Она не такой большой игрок, как Болгария или Румыния, но эти две страны стали крупной головной болью для ЕС. Если все пойдет хорошо, то присоединение Хорватии покажет, что расширение ЕС может происходить и в трудные времена. Это может также продлить зону стабильности на Балканы и продемонстрировать, что этот регион, который для некоторых служит синонимом европейских неудач 90-х годов прошлого века, может реформироваться и вновь войти в мировое сообщество.

– Скажется ли присоединение Хорватии к ЕС на отношениях этой страны с Россией?

– Сильно в этом сомневаюсь. Хорватия всегда ориентировалась на Запад в силу своего географического положения. А после ухода президента Туджмана нацеливалась на вхождение в ЕС. В отличие от Сербии, которая всегда имела тесные отношения с Москвой, Хорватия всегда была связана с Западом. На Россию приходится только 7% хорватского импорта, но она находится на втором месте (на ЕС приходится более 60% хорватского импорта). Доля России может немного сократиться по мере того, как Хорватия будет интегрироваться. Но какой-то ощутимый рывок в торговле между ЕС и Хорватией, на мой взгляд, тоже маловероятен.

Проблемой теоретически могут стать более жесткие стандарты для продовольственных товаров, а также санитарные и фитосанитарные требования, определенные в документах ЕС. Но поскольку Россия – уже член ВТО, это тоже не должно вызывать особых трудностей. Поэтому я не ожидаю больших перемен. Хорватия годами стремилась в ЕС, на это была нацелена политика страны, и на днях произошло просто формальное признание этих устремлений. Поэтому отношения с Россией не должны сильно измениться, независимо от обычных проблем в отношениях Россия – ЕС.

– Процесс расширения Европейского союза продолжается. Как можно оценить шансы на вступление в это сообщество стран, входящих в СНГ и заявивших о своем стремлении к евроинтеграции?

– Не в ближайшем будущем. Ни одна страна Центральной Азии не имеет реальных шансов на вступление. Закавказье – в лучшем случае дальняя перспектива, так как Азербайджану не нужна Европа, а Европе не нужна Армения. Остаются только Россия, Украина, Беларусь и Молдова. Беларусь не пойдет в ЕС, пока не уйдет Лукашенко и экономика не приоткроется. Россия, вероятнее всего, никогда не будет членом ЕС, так как большая часть ее территории не является Европой.

Остаются Украина и Молдова. ЕС желал бы видеть Украину среди членов, но в настоящий момент экономика страны находится в таком состоянии, что ее вступление вряд ли возможно в ближайшие 10 лет. Кроме того, политические преследования Тимошенко охладили желание Брюсселя принять Украину. Со своей стороны Украина сегодня явно делает ставку на «третий путь» между Россией и ЕС. Поэтому с обеих сторон нет достаточной воли.

Остается маленькая Молдова, которая может быть кандидатом, если иметь в виду, что Румыния уже вступила в ЕС. Но проблемы с Приднестровьем, а также тот факт, что страна еще относительно бедна и ей предстоит еще много сделать в плане борьбы с коррупцией, делают нереальным ее вступление в течение ближайших 15 лет.

Кроме этого есть Турция, которая уже давно ждет принятия в ЕС. Никто не вступит в ЕС прежде Турции. И, наконец, если принять во внимание трудности в самой еврозоне, Европа не в настроении расширяться. Главное слово сейчас – «развитие вглубь». Я не жду новой волны расширения в ближайшие 5 лет, но даже тогда это будет медленный старт. Европа сегодня уже очень велика, и она будет оставаться такой еще какое-то время.

Станислав Козак,
ТПП-Информ

Поделиться в соц. сетях

Оставить Ответ


Switch to mobile version