ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Европа начинает опасаться сирийских террористов

Судя по последним событиям, развязка сирийского конфликта приближается. Об этом говорит как решение Лиги Арабских Государств (ЛАГ) предоставить членство сирийской оппозиции, так и восстановление дипломатических отношений между Турцией и Израилем, которое произошло, что называется, «в нужном месте и в нужное время». Но еще больше об этом говорит письмо Башара Асада лидерам стран БРИКС, два дня заседавших в Южно-Африканском городе Дурбане.

В своем послании президент Сирии просит лидеров крупнейших развивающихся стран «приложить все усилия, чтобы прекратить страдания сирийского народа из-за несправедливых и незаконных экономических санкций, которые напрямую влияет на мирных жителей». Лидеры БРИКС, в свою очередь, выразили обеспокоенность усугублением ситуации и выразили свою приверженность мирному урегулированию конфликта согласно Женевскому коммюнике от 1 июля 2012 года. Как писали Ильф и Петров, «слушали – постановили».

Конечно, лидеры БРИКС в сирийский конфликт вмешиваться не станут. Осудят, заблокируют резолюцию в Совбезе ООН, выразят протест – но не более того. Принципиальное решение по Сирии уже принято не в Москве и не в Дурбане, а в столице Катара — Дохе, где руководство ЛАГ решилоотдать место Сирии представителям оппозиции и, в нарушение собственного устава, разрешить своим членам оказывать повстанцам военную помощь. Поскольку это решение вполне укладывается в логику действий США и стран НАТО, оно едва ли было бы целесообразно для крупнейших развивающихся стран мира.

А вот о том, что будет после того, как режим Асада падет, а Сирия, вслед за Ираком и Ливией, обретет долгожданную свободу, многие задумываются уже сейчас. Например, в Великобритании, которая недавно согласовала поставку в Сирию нелетальных вооружений. МВД Соединенного Королевства всерьез задумалось о том, чем будут заниматься оппозиционеры с британским гражданством, когда вернутся из Сирии домой. Есть все основания полагать, что терроризмом.

На стороне оппозиции сражается несколько сотен лиц, имеющих европейское гражданство: около сотни подданных Великобритании, столько же французов, около пятидесяти жителей Голландии, а также граждане других иностранных государств, причем, вербовка продолжается. Европейцы летят до Стамбула, после чего едут до границы с Сирией. Большинство из них входит в джихадистскую группировку «Форт Аль-Нусра», которая поддерживает тесные связи с «Аль-Каидой». Британские службы имеют все основания полагать, что по возвращении вчерашние джихадисты могут использовать приобретенные навыки по осуществлению терактов (а их в Сирии за 2012 год было проведено не меньше 600) непосредственно в Европе. Особую опасность, с точки зрения правоохранителей, представляют теракты с использованием нервно-паралитических газов и биологических вирусов. Тревогу проявляют правоохранительные органы Франции, а также Голландии – недавно уровень террористической угрозы был повышен там до «значительного». Однако количество сражаться за джихад от этого не уменьшается.

Одной рукой вооружая сирийскую оппозицию, в которой все большую роль начинают играть радикальные исламисты, другой власти европейских стран пытаются обезопаситься от последствий своих же действий. Однако этому сильно препятствует сверхмягкое европейское законодательство. Так, например, власти Иордании с 1999 года не могут добиться от Лондона экстрадиции бывшего соратника Бен Ладена – проповедника Абу Катады. Сегодня суд в очередной раз отказался выдавать его Иордании, поскольку адвокату удалось доказать, что, если Катада окажется в Иордании, то не сможет рассчитывать на справедливое судебное разбирательство. Более того, несмотря на то, что Абу Катада проник в Великобританию по поддельному паспорту, он был отпущен под залог, а Минюст выделил ему 825 тысяч долларов на оплату защитников. В начале марта Катада был вновь арестован за нарушение условий освобождения – он распространял через Интернет материалы экстремистского содержания. Такая вот борьба с терроризмом.

Законы о защите прав человека и о запрете на его дискриминацию по половой принадлежности или религиозным взглядам стала ответом на тоталитарные репрессии первой половины ХХ века. Тогда множество людей потеряли жизни за свои «неправильные» убеждения. Однако с тех пор ситуация сильно изменилась: вряд ли можно говорить о дискриминации тех, из-за кого гибнут ни в чем не повинные люди. И вопрос о том, можно ли назвать их убеждения правильными – сугубо риторический.

Поделиться в соц. сетях

Оставить Ответ


Switch to mobile version