ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Кому президент доверит оружие?

С момента своего назначения на пост премьер-министра в августе прошлого года Владимир Путин всячески сторонился проблем управления российским экспортом оружия. В сентябре прошлого года поменяли руководителя одного из спецэкспортеров оружия — «Промэкспорта»: Вячеслава Филимонова сменил Сергей Чемезов. Трудно судить о том, какое участие в этом решении принимал Путин, тогда еще дебютировавший в роли премьера. По слухам, инициатором рокировки в «Промэкспорте» выступил замглавы президентской администрации Сергей Приходько, курирующий военно-техническое сотрудничество (ВТС).

Других ощутимых перемен в этой сфере при Владимире Путине не произошло. Однако их ждали. Ведь речь идет о том, кому в ближайшее время предстоит рулить одной из наиболее прибыльных отраслей экономики.

С середины 90-х годов главным распорядителем оружейной торговли был помощник президента по ВТС Борис Кузык. Затем, в 1997 году, рычаги контроля в этой сфере получил премьер Виктор Черномырдин, возглавлявший комиссию по военно-техническому сотрудничеству. Правда, свои вэтээсные полномочия он передал вице-премьеру и министру экономики Якову Уринсону, который курировал ВТС на пару с приятелем Татьяны Дьяченко Алексеем Огаревым, занимающим пост заместителя президентской администрации.

После отставки Черномырдина в борьбу с Уринсоном и Огаревым за экспорт оружия вступил министр торговли Юрий Маслюков. С приходом в Белый дом Евгения Примакова Яков Уринсон был отправлен в отставку, и борьбу за ВТС продолжали Алексей Огарев и Юрий Маслюков. Последний чуть было не одержал победу, однако правительство Примакова было отправлено в отставку.

При Сергее Степашине Алексей Огарев сменил на посту гендиректора ГК «Росвооружение» (главного спецэкспортера оружия) примаковского ставленника Григория Рапоту, который занял пост замминистра торговли. В правительстве Степашина появился и новый вице-премьер по «оборонке» Илья Клебанов. Естественно, в сферу его ответственности входил и оружейный экспорт. Однако, в отличие от своих предшественников, Клебанов большого интереса не проявлял. Не активничали и сотрудники администрации президента, которым в тот момент по понятным причинам хватало других забот.

Все замерли в ожидании инаугурации. Однако Владимир Путин решил не дожидаться официального вступления в должность. 28 апреля вышел указ о слиянии двух спецэкспортеров — «Промэкспорта» и «Российских технологий». То, что «Российские технологии», призванные торговать лицензиями, технологиями и т.п., нуждаются в существенной реформе, было очевидно уже давно. За три с лишним года своего существования компания не смогла добиться сколь-либо впечатляющих результатов. В 1999 году ее доля в общем объеме доходов России от экспорта оружия и военной техники составила меньше одного процента.

Однако удивительно, что «Российские технологии» присоединили к «Промэкспорту», а не к лидирующей по объемам доходов госкомпании «Росвооружение». Казалось бы, именно «Росвооружение», обладающее большими возможностями в плане продвижения на рынок технологий, должна была принять под свое крылышко сбившегося с пути экспортера. Однако не у всех есть влияние на Путина. По слухам из Кремля, главным лоббистом присоединения «Ростехнологий» к «Промэкспорту» выступил Сергей Чемезов. Этот выходец из управления делами президента, хотя и не был обязан своим назначением Путину, имеет с ним весьма неплохие отношения. Поговаривают, что некогда их пути пересекались в ГДР.

Выход апрельского указа — только начало. Еще не похоронена идея создания единого холдинга, объединяющего всех спецэкспортеров оружия. Летом прошлого года с этой идеей носился Алексей Огарев в надежде возглавить холдинг. Однако все сорвалось. Огареву пришлось довольствоваться постом гендиректора «Росвооружения».

Эстафетную палочку подхватил Сергей Чемезов, который, по слухам, имеет весьма серьезные виды на должность главы единой госкомпании-спецпосредника. Как ни странно, достойных соперников может и не найтись.

Сегодня Огареву, который, как и Чемезов, является выходцем из президентской администрации, уже не до холдинга. В отличие от своего бывшего коллеги, Огарев из кремлевского птенчика превратился в кукушонка, не слишком радушно принятого в новом гнезде. Судя по всему, единственный фактор, позволивший Огареву удержаться во главе «Росвооружения», — покровительство со стороны Татьяны Дьяченко и Валентина Юмашева. Насколько оно будет эффективно впредь, можно только догадываться.

Принципиально против создания холдинга выступает вице-премьер Илья Клебанов, у которого есть все шансы сохранить свой пост и в новом правительстве. Однако ожидать от него серьезного противодействия Чемезову не приходится, желания порулить ВТС у него так и не появилось, а кроме того, Клебанов вообще слывет человеком осторожным и вряд ли будет плыть против течения.

Не исключены и сюрпризы. По некоторым сведениям, в Кремль в последнее время зачастил Борис Кузык — якобы у него даже было свидание с Путиным. Нельзя сбрасывать со счетов и Григория Рапоту, человека весьма опытного и умного. Есть сведения о том, что в исполнительные органы власти может вернуться и Юрий Маслюков. Он якобы даже поставил условие: мол, вернусь в правительство, если отдадите мне ВТС.

Пока рано судить о том, кто победит в схватке за контроль в области оружейного экспорта. Несомненно другое: нынешняя система ВТС будет перекраиваться, и, судя по всему, довольно серьезно. Владимир Путин уже начал ее менять — правда, пока непонятно, насколько осознанны и самостоятельны его первые шаги.

Поделиться в соц. сетях

Оставить Ответ


Switch to mobile version