ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Лариса Дашкова: «Мне хочется показать совершенство …

В старинной квартире-студии художницы Ларисы Дашковой «душа поёт». Здесь особая атмосфера – культуры. Высокие потолки, старинная мебель, многочисленные книжные полки, на стенах – разумеется, картины маслом, рисунки пером. Самые любимые, самые родные – о Праге Марины Цветаевой.

Своими мыслями о любимой поэтессе, Праге, художественных приёмах, значении похвалы и сказок художница поделилась с выпускающим редактором «Пражского телеграфа» Дарьей Микериной.
О советском режиме и переезде
– Банальная фраза, но я родом из детства. Темы, которые я себе назначила тогда, сегодня так и продолжаю. Впрочем, я не была каким-то бунтовщиком, который протестовал против режима. Я не выходила на площадь. Я делала своё дело и удивлялась, когда мои работы снимали с выставок. От этого, конечно, моё сердце не ожесточилось. Не это стало причиной, почему я уехала за границу. Мы просто встретились с Ярославом и полюбили друг друга.
О графике и живописи
– Я – график именно в русском значении этого слова. Для чехов графика – это печатная, тиражная продукция, у нас это, прежде всего, рисунок пером. Думаю, в графике я достигла большего, чем в живописи. Мне нравится работать над мельчайшими деталями. Вырисовывать ниточки, морщинки, чёрточки. В графике я становлюсь какой-то изощрённой.
– Я и в полотнах использую эту тонкость письма, графические приёмы – то, что не присуще живописи, где должны быть цветовые пятна. У меня нет широких мазков. Хотя вот сейчас, признаюсь, хочется раскрепоститься. Возможно, моя скрупулёзность мне надоела. Вот завтра мы поедем с Оливером, моим внуком, на пленэр и будем размахивать кистями.
– Мне нравится работать с фигурами. Как говорил Ван Гог: «Я предпочитаю писать глаза людей, а не соборы, как бы торжественно и импозантно не выглядели последние. Человеческая душа, пусть даже душа несчастного нищего или уличной девчонки, на мой взгляд, гораздо интереснее». Руки, глаза человека – я всегда эту тему проводила.
О Марине Цветаевой
– Когда я переехала в Прагу, я даже своему мужу Ярославу говорила: «Я тебя люблю, конечно, но мне было важно, что здесь ступала нога Марины». Для меня многое значила эта поэзия. Мне хотелось сюда, в Чехию.
– Важно, чтобы чехи знали, что здесь ступала нога великого русского поэта. И русские знали, что была Чехия в жизни Цветаевой. Я всегда обращалась именно к пражскому периоду творчества Цветаевой. За все её творчество, эту глыбу, я не берусь. Три пражских года Цветаевой – очень ёмкие. И может быть, самые главные. Здесь были написаны её самые главные стихи. И случилась её самая главная любовь. Земная любовь.
– Хотелось бы сделать цикл графических работ «Роман Душ». То, что Цветаева хотела сделать. («Ах, какую чудную повесть можно было бы написать – на фоне Праги! Без фабулы и без тел, роман Душ» – писала она). И, может, уже отпустить Цветаеву из сердца. Когда она была только «моей», мне это было интересно. Сейчас я узнала, что какие-то Дни Цветаевой будут проводиться, Москва приезжает… Получается, вдруг популярной сегодня теме «Цветаева в Чехии» не хватает именно чехов, русофилов, которые, несмотря на все катаклизмы эпохи, проводили эту идею в жизнь. Нужно начинать уже с того, что первый перевод на иностранный язык был именно на чешский язык, первое иностранное издание было чешским. Сейчас я вижу некую несправедливость. Масса моментов, которые мне, как нож в сердце.
О городах
– Любая страна и любой город нам интересны из-за людей, а не только архитектуры. И Париж нам интересен, потому что – боже мой – это импрессионисты, там были такие любови… Мы ведь всё это знаем из литературы, кино. И когда я туда приехала в первый раз, мне был интересен, конечно, Монпарнас, 19, где разворачивалась история Амедео Модильяни и Жанны Эбютерн. Помню, я отринула все другие экскурсии, даже Музей Родена, и отправилась туда. Такой же волнующей для меня была тема Цветаева в Праге.
О работе в издательстве
– Я начинала с серьёзных книг. Иллюстрировала книги Валентина Пикуля, Валентина Катаева, Василия Гроссмана. Наверное, самая серьёзная работа была с «Жизнью и судьбой» Гроссмана. Художественный совет накануне «бархатной революции» эту книгу одобрил, она уже должна была быть связана, как чехи испугались. Она вышла только через пару лет – мои иллюстрации остались только на обложке и фронтисписе. Но и по ним видно, что у меня было очень серьёзное отношение к этому изданию.
О сказках
– Когда человек молодой, ему хочется показать, что он видит всю глубину жизни. «Что вы ко мне пристаёте? Я вижу всё, я так страдаю от несовершенства мира…». Сейчас мне хочется, наоборот, показать совершенство этого мира. Потому что растут замечательные дети, чудесные новые и новые поколения. Мы не можем сетовать на то, что мы были лучше, а они хуже. Всё наоборот.
– Наверное, поэтому я и повернулась к сказочной теме. Это то, чем я сейчас живу. Тема последних восьми лет моей жизни – сказки Натальи Абрамцевой. Я их перевела на чешский и мечтаю издать. Наталья Абрамцева – московская писательница, она не двигалась и писала лёжа – была тяжело больна с детства, рано ушла из жизни. Её сказки – прекрасные. Для подрастающего ребёнка они – просто воспитание чувств. Я о них могу говорить очень-очень долго. Надеюсь, что в этом году хотя бы парочка экземпляров книги выйдет.
О значении похвалы
– Меня многие хвалили, говорили, что иллюстрации не хуже, чем текст. Для меня, конечно, это было очень весомо, давало крылья. Похвала очень важна. Не только для ребёнка, для всех людей. Когда человека похвалят, он растёт и растёт. Хочется дальше творить, делать что-то для людей.
О русской театральной студии
– Всех, кому интересно, приглашаю в нашу театральную студию. Ей руководит Светлана Суворова, выпускница ГИТИСа. Ей интересно работать даже с сырым материалом. Меня туда пригласили, даже не знаю почему. У меня никогда не было какого-то театрального таланта. И опыта не было, только опыт жизни.
– Меня привлекла возможность исполнять романсы, а ещё то, что за первую постановку они взяли «Чайку» – пьесу, где все влюблены не в тех. Безумная идея – ставить «Чайку». Планка поставлена высоко. Но, на мой взгляд, получается очень здорово, неординарно. В сентябре снова начнутся репетиции, а премьеру хотим сделать в октябре.
– Это русский театр, но мы привлекаем и чехов. Все мы – трепетно начинающие, ещё не умеем владеть сценой, голосом. Репетируем на небольшой сцене, я думаю, больше и не надо для нашего камерного театра.
О трагическом и комическом
– Моей всегда была тема трагическая. Я не догадывалась, что вообще умею что-то сделать смешно. А на сцене получается. Это расслабляет и уже не боишься. Светлана Суворова создаёт лёгкую обстановку, подбадривает. Это очень здорово.

Дарья Микерина
«Пражский телеграф»
_________________
Лариса Дашкова
Окончила филологический факультет Пермского университета.
Художник-иллюстратор, автор графических книжных серий, а также переводчик и автор песен.
В Праге почти двадцать лет работала в крупном издательстве военной литературы художником-иллюстратором, сотрудничала с рядом других издательств.
Супруг – чех Ярослав Дашек. Двое детей: Люция и Славек и трое внуков: Оливер, Наталия и Виктор.

Поделиться в соц. сетях

Оставить Ответ


Switch to mobile version