ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

В России хватит угля на ближайшие 800 лет

В то время как Европа борется с кризисом, на другом конце света, в Азии, дела обстоят иначе. Растущая даже в условиях мирового кризиса экономика многих азиатских стран требует постоянного притока инвестиций и ресурсов, в особенности ресурсов энергетических. Большой спрос на уголь в Азии и огромные запасы этого ценного ресурса в России сделали угледобывающий бизнес одним из самых привлекательных в сфере энергоресурсов наряду с добычей нефти и газа.

О том, с какими сложностями сегодня сталкивается угольный, и не только, бизнес, какие перспективы есть у этого направления в будущем и многом другом, мы побеседовали с руководителем одной из якутских угледобывающих компаний Андреем Чуриным.

– Вы – представитель бизнеса, как вы оцениваете условия для ведения бизнеса в России? В достаточной ли степени наше законодательство защищает предпринимателей и гарантирует безопасность ведения бизнеса, или же законотворчество в этой сфере следует и дальше усиленно развивать?

– Моя бизнес-история началась еще в начале 90-х. Если сравнивать ситуацию, которую мы имели тогда и которую имеем сейчас, то, конечно же, сегодня мы живем реально в правовом государстве. Основа заложена, работает, и работает достаточно эффективно. Но, как в любой системе, существуют те или иные вопросы и проблемы, которые стоят на повестке дня и которые необходимо решать. Совершенно очевидно, что нашим законодателям еще есть над чем работать, и процесс этот не стоит на месте, мы движемся, я надеюсь, в правильном направлении.

– Скажите, вы в своем регионе пытаетесь участвовать в законотворческой деятельности в сфере предпринимательства?

– Конечно. Мы принимаем достаточно активное участие в жизни Якутии. Наши представители есть в законодательном собрании республики, и любые наши пожелания и просьбы не остаются без внимания. Существует несколько площадок для обсуждения необходимых вопросов и принятия соответствующих решений, и мы активно участвуем в этом обсуждении.

– Для становления и последующего развития бизнеса жизненно важно наличие соответствующей инфраструктуры. Насколько хорошо с этим обстоят дела у вас в Якутии: условия для бизнеса подходящие или над этим еще работать и работать?

– С точки зрения бизнеса как такового, существующая инфраструктура нас более или менее устраивает. Но, на мой взгляд, в Якутии и на Дальнем Востоке слабовато развита инфраструктура для жизни людей. Об этом красноречиво говорит и отрицательный прирост населения за последние годы. Несколько цифр просто для примера: в советское время средняя заработная плата горнорабочего составляла порядка семисот рублей в месяц, а билет в Москву и обратно из Якутска стоил семьдесят рублей, т. е. всего десять процентов от заработной платы. На сегодняшний день средняя заработная плата составляет порядка шестидесяти тысяч рублей, а билет в Москву и обратно стоит порядка тридцати тысяч. А это уже пятьдесят процентов от заработной платы.

На мой взгляд, это то, на что стоит обратить внимание на уровне федерального центра, и без серьезного подхода к социальной инфраструктуре, к уровню жизни населения в этих тяжелейших климатических условиях нам не обойтись.

– Вы затронули очень важную тему, тему рабочих кадров. Кадровая политика играет огромную роль в работе предприятия. От выбора персонала может зависеть как успех, так и провал задуманного дела. Как вы в своей компании подходите к кадровому вопросу? Есть ли у вас какой-то особый критерий отбора людей, сопутствующий будущему успеху?

– У нас существует целая система подбора кадров, но в нашем случае проблема состоит не в том, из кого выбрать, а в том, что выбирать не из кого. Мы вынуждены привлекать работников из других регионов, поскольку, к нашему большому сожалению, не можем обеспечить все наши потребности местным населением. Дошло до того, что к нам вахтовым методом приезжают работать люди с Украины.

– Чем вы их привлекаете, как стимулируете? Ведь это совсем нелегко решиться на переезд, пусть даже и временный, в другой регион или даже в другую страну, как это происходит в случае с работниками с Украины.

– Прежде всего, мы решаем вопрос о проживании. Естественно, привлекаем уровнем оплаты труда. Мы также оплачиваем проезд к месту работы и обратно. Если мы говорим о вахтовом методе, то длится этот период порядка четырех месяцев. Кроме того, у нас есть серьезные социальные обязательства, которые прописаны в действующем коллективном договоре, и мы выполняем их на сто процентов. Для наших сотрудников и членов их семей мы раз в два года обеспечиваем бесплатный проезд на отдых. Мы оплачиваем часть многих обязательных платежей и так далее. Ведь если говорить начистоту, жизнь в суровых северных условиях не слишком привлекательна для большинства людей.

– Если вспомнить, как развивалась экономика нашего государства в последние полтора столетия, перед глазами встают огромные заводы и фабрики периода СССР. Почти все эти предприятия являлись градообразующими, давали работу сотням и тысячам людей. В последние десятилетия многие из них закрылись. В этой связи остро встает вопрос о социальной ответственности бизнеса. Должны ли предприниматели взять на себя ответственность за жизнь и судьбу своих сотрудников, городов, в которых этот бизнес процветает, а не преследовать лишь свои коммерческие интересы?

– Когда мы говорим о бизнесе, мы, понятное дело, оперируем такими понятиями, как прибыльность, рентабельность, процент возврата на капитал и т. д. Это хорошо и правильно, но не стоит забывать, что все это основано на людях. Если предприятие хочет успешно расти и развиваться, если руководитель ставит перед собой амбициозные задачи, то их невозможно решить без надежного и сплоченного трудового коллектива. Поэтому социальная ответственность – это нечто, что является для нас приоритетом, и, соответственно, мы в данном случае работаем в очень тесном контакте с городской администрацией, администрацией района и стараемся очень активно участвовать во всех социальных мероприятиях, очень стараемся активно свою позицию формировать и на всех уровнях ее продвигать.

Одним из последних таких событий стал очень большой якутский праздник Ысыах, который проходил 12 июня. Впервые в истории нашей компании мы приняли в нем участие, и участие это было достаточно активным. Результаты такого участия очень хорошие: мы себя проявляем, о нас узнают и нам доверяют.

– Прошел почти год с того момента, как Россия присоединилась к Всемирной торговой организации. Много споров кипело вокруг этого события, но то были споры в основном экспертов-теоретиков. А вы, как непосредственный представитель бизнеса, руководитель крупного предприятия, ощутили на себе последствия нашего вступления в ВТО? И если да, то что оно вам принесло или чем помешало?

– Я с вами абсолютно согласен по поводу большого резонанса, который вызвало в обществе наше вступление в ВТО. Тем более для меня удивительно, что каких бы то ни было реальных изменений на сегодняшний момент мы не почувствовали. Говорю вам честно: я не понимаю, что произошло, и я не до конца осознаю, к каким результатам это приведет.

– Ваша компания работает в сфере угледобывающей промышленности. Как вы оцениваете отрасль в целом? Требует ли она модернизации, нужны ли какие-то кардинальные перемены, инновации, о которых сейчас так много говорят?

– В целом отрасль развивается последовательно и успешно. Но есть проблемы с промышленной безопасностью. Вы наверняка слышали о серьезных авариях, произошедших в последнее время на ряде подземных шахт в России. И поэтому безопасность горных работ является для нас приоритетом.

Прежде всего безопасность, все остальное – потом. Как говорят сами шахтеры, правила безопасности написаны кровью шахтера. Поэтому для нас это приоритет, и мы достаточно большие инвестиции вкладываем в обеспечение безопасной работы шахтера под землей.

С точки зрения развития отрасли, в конкретные моменты мы испытываем проблемы, связанные с рынком угля. За последние полтора года цена на уголь в зависимости от марки упала от 30 до 60-70%. Соответственно, в настоящий момент мы работаем фактически на грани рентабельности. Но даже несмотря на такую непростую ситуацию, сложившуюся в общемировой горнодобывающей отрасли, наши акционеры понимают перспективность этого бизнеса и принимают решения по его развитию. Это выражается в утверждении стратегии развития и в соответствующих инвестициях.

– Скажите, ваш основной потребитель – это предприятия внутреннего рынка или вы работаете на зарубежные поставки?

– Мы работаем как на внутренний рынок, так и на экспорт. Если говорить об экспортном направлении, то это рынок Азиатско-Тихоокеанского региона. Поскольку наша компания обладает запасами высококачественного коксующегося угля, более миллиарда тонн, и весь этот уголь обладает экспортным потенциалом. Поэтому для нас приоритет – это экспорт.

– Андрей Сергеевич, читателям всегда интересна история успеха отдельного человека. В начале нашего интервью вы упомянули, что начали свой бизнес еще в 90-х годах, а ведь это было достаточно неспокойное время. С какими трудностями пришлось столкнуться?

– Может быть, немного нестандартная ситуация у меня сложилась. Первое мое образование – финансовое, и до определенного времени я работал в банковско-инвестиционной отрасли. И однажды столкнулся с очень интересным угольным проектом на юге России в Ростовской области. Этот проект удалось успешно реализовать, была построена угольная шахта. Это была первая построенная и запущенная в эксплуатацию угольная шахта в Восточном Донбассе за последние 20 лет.

Процесс был очень тяжелый и, видимо, настолько сильно меня увлек, что я решил связать свою дальнейшую судьбу с угольной отраслью. Я получил диплом горного инженера и уже более 12 лет работаю в угольной отрасли. При этом я благодарен судьбе за то, что мне выпала возможность поработать практически во всех угольных регионах России: и в Восточном Донбассе, и в Кузбассе, и в Иркутске, и в Красноярске, и в Хакасии, и в Тыве, и вот сейчас в Якутии, причем как на подземных шахтах, так и на открытых горных работах.

Такой многообразный опыт как помогает, так и обязывает. Когда понимаешь ситуацию изнутри, многие моменты проясняются настолько, что даже становится порой странно, что для других людей это неочевидно. Тем не менее, у отрасли угольной большая перспектива, только разведанных запасов угля в стране хватит более чем на 800 лет активной добычи.

Поделиться в соц. сетях

Оставить Ответ


Switch to mobile version